Контрасты классификации: «география» океанов

  Для морских форм жизни внутренние области океана не ме­нее богаты различиями свойств, структуры и топографии, чем терра фирма для нас. В географии суши мы по-разному классифицируем элементы рельефа, чтобы выделить типы почв, климатические зоны, описать пересеченность местно­сти, растительность и т. п. То же самое океанологи делают в отношении океанов. Мы делим океанский мир на провин­ции, но теперь нам требуется и третье измерение. Мы вы­бираем границы пригодных для жизни различных зон на ос­нове научного анализа их отличий друг от друга.

  На рисунке 2.1,а различные биологические зоны выделены исходя из глубины дна, а также формы и расположения ха­рактерных элементов строения океанического бассейна. В этой классификации, используемой в основном биологами, неритическими (неритовыми) водами названы области оке­ана, расположенные на прибрежном мелководье, которое мы называем шельфом. Пелагические воды — это тонкий поверхностный слой открытого океана, а батипелагические — глубинные (и неосвещенные) нижележащие воды; в некоторых публикациях глубинные воды подразделяются на мезопелагические, батипелагические и даже гадопелагические (ультраабиссально-пелагические). Биологи выделяют также различные зоны океанического дна — бентосные зо­ны. Например, прибрежная зона между уровнями высокого и низкого прилива называется литоралью, а мелководное дно остальной части шельфа — сублиторалью. Батиаль, абиссаль, гадаль (ультраабиссаль) — это бентосные зоны еще больших глубин.

Рисунок 2.1. Деление всей толщи океана на биологические зоны.

 Деление океана на главные биологические зоны, основанное на глубине воды и связанных с глубиной характеристиках океанического дна

(а) Деление океана на главные биологические зоны, основанное на глубине воды и связанных с глубиной характеристиках океанического дна. Литоральные зоны вытянуты вдоль береговой линии, а сублиторальные соответствуют дну мелководной части океана. Неритовая зона включает неглубокие воды над шельфом; пелагическая зона (пелагиаль) — верхний слой в открытом океане; батиаль, как и литораль, — это провинция океанического дна, пригодная для жизни бентосных форм. Батипелагическая зона — среда обитания глубинных живых организмов.

Деление океана на биологические провинции на основе характеристик жидкой среды

(б) Деление океана на биологические провинции на основе характеристик жидкой среды: I — эвфотическая зона, II — внутренняя область, III — абиссальная зона, IV — прибреж­ная окраинная зона, V — прибрежная зона диссипации энер­гии, VI — зона эстуария, VII — подводная зона гидротер­мальных источников.

  На рисунке 2.1,б представлено другое деление на биологи­ческие провинции, на этот раз — основанное на свойствах самой жидкой среды.

  Провинция I. Вертикальные размеры этой эвфотической зоны открытого океана ограничиваются уровнем, до кото­рого проникает более 1% солнечного света, т. е. глубиной около 100 м. Весь фотосинтез происходит в этом тонком слое, и практически все органическое вещество океана возни­кает здесь. Это одновременно и зона обмена между атмо­сферой и морем.

  Провинция II. Огромные массы океанских глубин не име­ют освещения и какого-либо субстрата: здесь не происходит фотосинтез и нет таких мест, где мог бы накапливаться ор­ганический материал. Пищевая база для сообщества живу­щих здесь организмов — это мириады мелких частиц органического «мусора», которые называются детритом, мед­ленно опускаются из продуктивной провинции I и в конце концов оседают на дне. Об этой зоне мы знаем, вероятно, меньше, чем о любой другой, — отчасти потому, что она во много раз больше всех остальных, а отчасти потому, что во время каждой отдельной экспедиции мы можем «уви­деть» только очень малую ее часть. Обитающее в ней сооб­щество имеет странные формы — от крошечных животных, которые вращают вокруг себя большие пузыри слизи и с их помощью «захватывают» опускающиеся частицы пиши, до небольших плотоядных, вспыхивающих биолюминесцент­ной «приманкой» для привлечения добычи.

  Провинция III. Большая доля органических остатков, опускающихся из провинции I, поглощается или растворяет­ся в провинции II, но часть опускается на дно океана и накапливается там в виде пленки органического вещества. Эта пленка образует основание пирамиды — пищевой цепи, при­чем сообщество живых существ, составляющих донный ор­ганический мир, коренным образом отличается от организ­мов верхних провинций и никак не связано с ними. В дон­ном сообществе доминируют бентосные формы — ползаю­щие по дну, зарывающиеся в него или плавающие над ним.

  Провинция IV. Мелководные области, располагающиеся над шельфами, отличаются от глубоководных областей от­крытого океана. Они получают большое количество раство­ренных питательных веществ с водой, приносимой в при­брежную зону реками. Содержание взвеси здесь обычно вы­сокое, и прозрачность прибрежных вод хуже, чем в откры­том океане. Наличие солнечного света на всех глубинах, включая и дно, сильно влияет на состав и поведение мор­ских организмов. Это зона слияния провинций I и III.

  Провинция V. Воды «краевой зоны», пограничной между сушей и морем, отличаются от других прибрежных вод шельфа тем, что здесь рассеивается большая доля энергии волн. Уровень прилегающих к берегу вод постоянно меняет­ся во время приливов и штормов. Это в высокой степени специфическая среда обитания. Населяющее эту зону сооб­щество испытывает значительное влияние со стороны чело­веческой деятельности.

  Провинция VI. Зона эстуария характеризуется в первую очередь быстрыми изменениями содержания соли в воде. Эта особенность порождает уникальную приспособляемость морских организмов к перемене обстановки. Важную роль играет фактор рассеяния энергии приливных волн. Челове­ческая деятельность оказывает на эту провинцию особенно сильное влияние.

  Провинция VII. Взаимодействие придонных вод и горя­чей магмы создает подводные гейзеры. Вокруг жерл гидро­термальных источников сформировалось своеобразное сооб­щество живых существ; их органической основой служит локальное увеличение количества бактерий, извлекающих энергию из химических реакций, в которых участвуют соеди­нения серы, содержащиеся в гидротермальных растворах.