Конвенция 1982 г. по морскому праву

  Организация Объединенных Наций впервые созвала Гене­ральную конференцию по морскому праву в 1958 г.; целью этой акции было принять единые соглашения по четырем аспектам международно-правового режима морских про­странств: 1) определение понятия территориальные воды, 2) определение понятия нейтральные воды, 3) определение того, что относится к континентальному шельфу, и 4) ры­боловство и охрана живых ресурсов. Некоторого прогресса удалось добиться как на этой конференции, так и на следую­щей — в 1960 г. Но в 1967 г. государство Мальта подняло новый вопрос: в чьих руках должна быть юрисдикция на разработку глубоководных залежей полезных ископаемых? К 1970 г. ООН подготовила «Декларацию о принципах, определяющих владение дном морей и океанов и их недрами за пределами национальной юрисдикции» и созвала третью конференцию по морскому праву. Большой контингент специалистов практически из всех стран работал в течение последующих 12 лет, составляя окончательный текст Дого­вора по морскому праву 1982 г., в настоящее время ратифицированный почти всеми странами. Два элемента этого до­говора особенно важны для океанологии и рассматриваются в следующих разделах.

Экономическая зона

  Весьма возможно, что никакое другое условие Договора 1982 г. не имеет такого значения, как положение о том, что каждое прибрежное государство обладает исключительны­ми правами на владение особой экономической зоной (ЭЗ) шириной минимум 200 мор. миль. Рисунке 19.1 показывает, что к этой зоне можно отнести приблизительно 40% всей пло­щади океанов, а на рисунке 19.2 отмечены территории, относя­щиеся к США, вместе с их 200-мильными зонами. Если сум­мировать все эти площади, то окажется, что США владе­ют самой большой ЭЗ среди всех стран мира — около 3,9 млрд. акров (15,8 млн. км2).

 Карта Мирового океана, показывающая ситуацию, которая возникнет, если каждое прибрежное государство будет владеть особой экономической зоной (ЭЗ) с минимальной шириной 200 мор. миль

Рисунок 19.1. Карта Мирового океана, показывающая ситуацию, ко­торая возникнет, если каждое прибрежное государство будет вла­деть особой экономической зоной (ЭЗ) с минимальной шириной 200 мор. миль. Нужно иметь в виду, что карта построе­на не в равноплощадной проекции и полярные районы здесь непро­порционально велики.

 

Экономическая зона США

Рисунок 19.2. Экономическая зона США. В целом она занимает пло­щадь около 3,9 млрд. акров (15,8 млн.км2) — больше общей пло­шали самих США и принадлежащих им территорий (2,3 млрд. акров = 9,36 млн. км2).

  Геометрия ЭЗ. Что представляет собой ЭЗ? Как она опреде­ляется? Конвенция 1982 г. устанавливает число отдельных зон, на которые может в какой-либо мере распространяться контроль прибрежного государства, причем мера эта варьи­рует от полной до нулевой. Самая ближняя к берегу зона (рисунок 19.3) — территориальные воды. Ширина этой полосы составляет 12 мор. миль; здесь прибрежное государство об­ладает полным суверенитетом, ограничиваемым только «правом свободного прохода». Обеспечение свободного про­хода коренится в старой, привычной практике мореплава­ния; предусматривается, например, проход судов через узкие проливы, даже если они расположены внутри закрытой 12-мильной территориальной зоны.

  Полоса территориальных вод обрамляется прилежащей зоной шириной еще 12 мор. миль, в пределах которой прибрежное государство имеет право пресекать контрабандные перевозки и выдавать лицензии на добычу полезных ископа­емых (никакое другое государство не может претендовать здесь и на бесконтрольный лов рыбы — подробнее об этом см. ниже).

  Внешняя граница ЭЗ проходит на расстоянии 200 мор. миль от той же базисной линии, от которой отсчитывается ширина зоны территориальных вод. В пределах ЭЗ примор­ское государство обладает правами на эксплуатацию всех возобновляемых ресурсов, местных или мигрирующих, всех ресурсов морского дна и подстилающих его недр.

Рисунок 19.3. Определение экономи­ческой зоны (ЭЗ) и континенталь­ного шельфа.

Определение экономической зоны (ЭЗ) и континентального шельфа

(а) ЭЗ простирается на 200 мор. миль от базисной іинии террито­риальных вол. Если реальный континентальный шельф уже, то ширина «юридического» шельфа вне зависимости от этого опреде­ляется как 200 мор. миль.

(б) Если реальный шельф выходит за отметку 200 мор. миль, край «юридического» шельфа отодвига­ется до 350 мор. миль, либо уста­навливается на 60 мор. миль даль­ше подножия континентального склона, либо на 100 мор. миль дальше изобаты 2500 м.

  Более сложно определяется юридическое понятие конти­нентального шельфа. Если реальный шельф, ограничивае­мый перегибом на границе с континентальным склоном на глубинах около 200 м, не достигает границы 200-мильной ЭЗ, вводится понятие юридического шельфа. Оно не связано с батиметрией и просто соответствует ширине экономичес­кой зоны, даже если морское дно на границе такого «шель­фа» относится уже к абиссальной равнине или даже глубо­ководному желобу. Эта оговорка введена для стран, распо­лагающихся у зон субдукции, желобов, вулканических дуг, где ширина шельфа вдоль их окраин особенно мала.

  Там, где реальный шельф шире 200 мор. миль, морское право определяет зону расширенного шельфа, граница кото­рой может находиться на расстоянии до 350 мор. миль от базисной линии (рисунок 19.3,б). Однако ширина ЭЗ при этом не увеличивается.

  Прибрежное государство владеет всеми ресурсами в пределах 200-мильной зоны и значительной частью ресурсов морского дна и подстилающих недр в той части шельфа, ко­торая протягивается дальше 200 мор. миль. Морское право предусматривает, однако, что часть стоимости ресурсов этого расширенного шельфа должна передаваться Организа­ции Объединенных Наций в виде выплат Агентству ООН по морскому дну.

Океан, не входящий в ЭЗ: площадь, управление и хозяйственная деятельность

  Те 60% площади Мирового океана, которые не входят в ЭЗ отдельных стран, называются нейтральными водами, от­крытыми для перевозок и рыболовства, или просто «Райо­ном», когда речь идет о других предметах, скажем о мине­ральных ресурсах глубокого морского дна. Этот «Район» объявлен общим достоянием человечества. К его наибо­лее известным ресурсам относятся полиметаллические кон­креции, залегающие на дне глубоководных бассейнов (таблица 5.2). Организация Объединенных Наций в предвиде­нии того, что эти минеральные образования вскоре могут стать технически доступными, создала Международное агентство по морскому дну (ISA) как орган, контролирую­щий выдачу лицензий на разведку и добычу полезных иско­паемых, и получение доходов от этой деятельности. Горные работы на глубоководном морском дне в пределах «Района» должны проводиться по контракту с ISA, а добыча должна контролироваться этим агентством, чтобы избежать эконо­мических потерь для стран, уже добывающих соответствую­щее минеральное сырье из наземных месторождений.

  Агентство ISA также требует, чтобы производители гор­ных работ отдавали часть стоимости продукции в виде от­числений. Деньги, остающиеся после оплаты администра­тивных расходов, должны распределяться среди развиваю­щихся стран.

  Имеются и другие стороны морского права, новые и в каком-то смысле революционные. Агентство ISA может создать собственное производственное предприятие. Фонды, не­обходимые для того, чтобы такое предприятие начало выпу­скать продукцию, оцениваются в настоящее время в 1 млрд. долл. и могут быть собраны из частных и госу­дарственных займов. Это уникальное предприятие возникнет только после того, как частные компании, выпустив первую продукцию, докажут рентабельность таких работ. Эти ком­пании-пионеры будут нужны не только для того, чтобы пере­дать предприятию ISA передовую технологию. Они должны быть также готовы продать этому предприятию свои участ­ки, если они потребуются международному агентству.

  Агентством ISA управляет совет, состоящий из 36 членов. Способ образования этого совета интересен с точки зрения понимания новых принципов действия морского права. В состав совета должны входить представители четырех стран — потребителей наибольшего количества металлов, которые предполагается добывать, а также представители четырех главных «наземных» производителей, т. е. стран, на территории которых расположены важнейшие месторож­дения этих металлов. Должны быть представлены и четыре страны, внесшие наибольший вклад в работы по освоению морского дна; остальные места должны быть отданы раз­вивающимся странам.

Декларация Рейгана 1983 г.

  В 1985 г. США отказались ратифицировать Конвенцию по морскому праву. Вместо этого президент Рейган в 1983 г. в одностороннем порядке объявил об установлении для США 200-мильной ЭЗ, почти идентичной определению ЭЗ в Кон­венции 1982 г. В результате позиция США состоит в том, что они принимают создание исключительной экономичес­кой зоны как обычную норму международного права, но полностью отвергают идею о международном владении ре­сурсами морского дна.

Права и обязанности прибрежных государств

  Конвенция 1982 г. по морскому праву утверждает следую­щие права прибрежного государства:

—  Исключительный суверенитет над разведкой и разра­боткой всех живых и неживых природных ресурсов морской воды, дна и недр.

—  Исключительное управление другой хозяйственной де­ятельностью, включая производство энергии, создание ис­кусственных островов и ферм для разведения морских жи­вотных и растений.

—  Право быть осведомленным о морских научных про­ектах и участвовать в них или не соглашаться на проведение исследований без соблюдения особых требований.

—  Право контролировать затопление всяческих отходов.

—  Право останавливать, осматривать и задерживать су­да, накладывать штрафы на их владельцев, если они подо­зреваются в нарушении международных правил, касающих­ся безопасности или загрязнения окружающей среды.

К обязанностям прибрежного государства относятся следующие:

—  Обеспечивать сохранение живых ресурсов в водах ЭЗ.

—  Проводить оптимальное использование этих ресурсов посредством 1) определения допустимых размеров добычи и 2) выдачи разрешений на лов иностранными судами — при соблюдении рациональных требований — излишков рыбы, если таковые имеются после собственного рыболовного промысла.

—  Участвовать в уже заключенных соглашениях о рыболовстве по охране видов, которым угрожает опасность уничтожения, и проводить мероприятия по сохранению ви­дов, мигрирующих через границы ЭЗ.

—  Подчиняться решениям арбитража о границах, не со­гласованных между заинтересованными сторонами, с тем, чтобы все вовлеченные стороны могли эффективно осущест­влять другие свои права и обязанности.

Все государства — приморские и не имеющие выхода к морю — обладают определенными правами в пределах ЭЗ любого прибрежного государства:

—  Все страны имеют право осуществлять судоходство в нейтральных водах и полеты над ними, прокладывать под­водные кабели и трубопроводы, выполнять любые опера­ции, связанные с такой деятельностью, например по эксплу­атации трубопроводов.

—  Суда крупнейших морских держав, по традиции поль­зующихся морскими путями, должны соблюдать междуна­родные правила.

  Все страны несут ответственность за то, чтобы осу­ществление их собственных прав не ущемляло права других.

  Конвенция 1982 г. по морскому праву предусматривает, что неразрешенные споры между государствами должны выноситься на арбитраж по заявлению любой стороны. Ис­ключением могут быть случаи, когда имеются более ранние международные соглашения о границах.

Комментарий к правилам и определениям Конвенции 1982 г. по морскому праву

  Никогда раньше в истории так много стран мира не пыта­лись достичь столь важного соглашения. Это сродни приня­тию всемирной конституции. Но еще более удивительны не­которые конкретные пункты этого договора:

—  Контроль за проведением научных исследований в ЭЗ со стороны прибрежного государства.

—  Положение о том, что прибрежное государство дол­жно отказываться от «неиспользованных» возобновляемых ресурсов.

—  Учреждение всемирного коммерческого предприятия.

  Прибрежное государство отвечает за проведение всех на­учных исследований внутри своей ЭЗ и имеет на это права. Это весьма важное новое положение. Прежде иностранные морские исследования на иностранных судах были «обыч­ной» процедурой везде, кроме узкой территориальной зоны прибрежного государства. Согласно Конвенции 1982 г. по морскому праву, вся исследовательская деятельность в пре­делах ЭЗ может осуществляться только при согласии соот­ветствующего прибрежного государства. Другие страны мо­гут обращаться к нему за разрешением на проведение иссле­дований, и в Конвенции указано, что прибрежное государ­ство должно либо позволить это сделать, либо отказать в просьбе в 4-месячный срок после запроса. Отсутствие отве­та считается согласием на проведение работ. Но в разреше­нии может быть отказано, если прибрежное государство со­чтет, что 1) исследование прямо, связано с разведкой при­родных ресурсов и, таким образом, посягает на права соб­ственности, либо 2) исследование само по себе «вредит» окружающей среде, либо 3) запрос содержит неточные све­дения о предстоящих работах, либо 4) запрос был подан без предварительного уведомления, которое должно делаться за 6 мес., либо 5) запрос не предусматривает адекватной воз­можности для приморского государства быть полноправ­ным участником исследовательской деятельности, либо 6) запрос не предусматривает соответствующего контроля со стороны прибрежного государства за тем, какие результаты научного исследования могут или не могут быть опуб­ликованы.

  Эти меры контроля могут оказаться как полезными, так и вредными для прогресса океанологии. С одной стороны, прибрежное государство извлекает выгоду, поскольку на до­рогостоящие морские исследования в его водах тратятся средства других стран, а оно получает новые данные, необ­ходимые для развития собственных исследований. С другой стороны, новые процедуры запросов и получения согласия могут затянуть начало работ, а отсрочка может понизить прибыльность, которая в наши дни определяет финансиро­вание многих научных исследований.

  Идея о том, что от приморской страны можно потребо­вать предоставления другим странам возможности добы­вать «неиспользованные рыбные ресурсы», весьма спорна. У нее много разных аспектов. Один из них тот, что при­брежное государство с высоким уровнем жизни (и высокими доходами населения) не сможет вступить в международную конкуренцию, если цены на рыбу низки и, значит, выгоднее не заниматься рыболовством в собственных водах. Не луч­ше ли позволить другой стране, чьи моряки соглашаются работать за более низкую плату, «пользоваться» рыбными ресурсами?

  Вне зависимости от того, будет или не будет ратифици­рован договор 1982 г. по морскому праву 60 государствами, что необходимо для вступления его в силу, сами перегово­ры, проводившиеся в период 1960-1982 гг., уже позволили дать новые определения «обычным» нормам морского пра­ва. Кроме того, в этих переговорах участвовали почти все страны мира. Идея о том, что открытое море — «общее достояние», теперь уже будет неоспоримой в сознании буду­щих поколений.