Море и человек

  Ранее мы узнали, что на каждого из нас приходит­ся около 1,40 акра пригодной для возделывания земли и примерно 20 акров площади океана. Но было бы слишком самонадеянным считать, что мы владеем этим богатством. Мы всего лишь «управляющие», действующие в тот корот­кий промежуток времени, пока ходим по поверхности Земли, и именно под этим углом зрения составлена данная глава.

  Как ни странно, поодиночке мы не можем владеть Зем­лей, но общество в виде отдельных стран действительно владеет теми или иными участками океанов. Первым вопро­сом, затронутым в этой главе, является морское право — международная конвенция, принятая в самое последнее вре­мя и отражающая попытки человечества как-то «поделить» между собой моря и океаны. Это необходимо, так как дру­гие темы данной главы — живые ресурсы, неорганические ресурсы, загрязнение, получение энергии — лучше всего рас­сматривать в связи с правами и обязанностями приморских государств, а эти права и обязанности определены Конвен­цией по морскому праву.

История вопроса

  Первая документированная попытка стран «разделить» Ми­ровой океан между собой была предпринята в обстановке соперничества и обоюдного страха. В 1494 г. Испания и Португалия — в то время мировые лидеры в освоении даль­них морей — разделили Мировой океан на «сферы влияния» с целью колониальных захватов. Их Тордесильясский дого­вор устанавливал меридиан 30° з.д. в качестве границы раз­дела между испанскими океанами и землями на западе и португальскими владениями на востоке; этот договор был поддержан и авторитетом римского папы. Англичане сразу же отвергли «иберийское решение» и выдвинули положение о том, что на определенные морские ресурсы, например ры­бу, может претендовать любая страна.

  Когда голландцы, расширяя свое торговое мореплава­ние, проникли на Яву и Суматру, в борьбе за владение океа­нами они столкнулись с португальцами. Гуго де Гроот (Гроций 1583-1645), юрист голландской Ост-Индской тор­говой компании, опубликовал в 1609 г. трактат «Свободное море» ("Маге Liberum"), в котором заявлял, что моря — об­щая собственность всех народов. Он считал, что рыба в мо­рях неисчерпаема и, следовательно, никому не принадле­жит. Ему казалось очевидным, что никакая страна не мо­жет владеть бесконечным количеством чего бы то ни было. Более того, бесконечным морским пространствам ничем нельзя повредить, и, значит, они не нуждаются в чьей-либо «защите». Англичане в противовес этому выступили со сво­им трактатом "Маге Clausum" (1632) (Mare Clausum (лат.) — закрытое море. Акватория, находящаяся под юрисдикцией какой-либо одной страны и закрытая для других стран), в котором заявляли, что моря, непосредственно примыкающие к побережью страны, т.е. «территориальные воды», составляют неотъ­емлемую часть данного государства, так как его безопас­ность зависит от защиты этих морей. Появилось понятие о 3-мильной прибрежной зоне: таково было расстояние, до­ступное для ядер береговых артиллерийских батарей того времени.

  Трехмильная полоса вошла в обычай международного общения; все остальные воды считались «нейтральными» (открытым морем). Но в 1945 г. — главным образом из-за того, что вторая мировая война оказалась первой из войн, в которых нефть и нефтепродукты стали уже стратегически­ми ресурсами, а в США узнали о больших запасах нефти и газа в акваториях морей, — президент Трумэн объявил в од­ностороннем порядке о претензиях США на эксплуатацию всех минеральных ресурсов шельфа вплоть до изобаты 200 м («Декларация 2667»). В следующей декларации (№ 2668) провозглашалось право США устанавливать вдоль своих берегов протяженные рыболовные зоны. Это была первая попытка «распространить» понятие национального суверенитета на прилежащую зону океана. Другие страны вскоре последовали примеру США и выступили с собствен­ными декларациями такого же рода. Некоторые латиноаме­риканские государства заявили в 1950-х годах о своем суве­ренитете над зоной шириной в 200 мор. миль и, в частно­сти, о своих исключительных правах на рыболовство в этой зоне. Началась «тунцовая война», в ходе которой рыболо­вецкие суда США подвергались захвату и конфискации, а власти США вынуждены были платить штрафы. В 1960-х годах оформилась концепция об «исконном» праве владения 200-мильной морской зоной, в пределах которой прибреж­ное государство обладает исключительными правами на всю хозяйственную деятельность; эта концепция предшест­вовала утверждению принципа 200-мильной особой эконо­мической зоны (ЭЗ), закрепленного в Конвенции 1982 г. по морскому праву.

Конвенция 1982 г. по морскому праву
Добыча живых ресурсов
Ресурсы аквакультуры
Разработка месторождений полезных ископаемых на морском дне
Воздействие современного урбанизированного общества на океаны
Конкретные загрязняющие вещества; матрица взаимодействия
Энергия моря
Заключение